Повелитель трав

Пьеса для театров кукол в двух действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА 
ЛЯНЬ-СИРОТА 
СТАРЕЦ
ЗЕМЛЯНОЙ ДРАКОН
ХАМЕЛЕОН ХА
УЛИТКА У
БРАТЦЫ БАНЧУЙ
ТОРГОВЦЫ
ТЕТУШКА МЭЙ
БОГАЧ ФУ
КРЕСТЬЯНЕ


ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

КАРТИНА ПЕРВАЯ 
Идиллический китайский пейзаж: яркое небо, по которому плывут кудрявые облачка, причудливо изогнутые деревья на вершинах год. Ранняя весна. Утро. Крестьяне собираются в поле.
Выходит из своего ветхого жилища и мальчик-подросток Лянь. Замечает идущих мимо крестьян.
ЛЯНЬ: Доброе утро!
КРЕСТЬЯНЕ: Пусть будет добрым оно и для тебя, Лянь-сирота! Дома не засиживайся! Не жди, пока солнце землю высушит. Рис этого не любит. (Уходят.)
ЛЯНЬ: Иду! (Начинает собираться, достает зеленую рассаду риса.)
(Появляется седая женщина.)
Доброго здоровья, тетушка Мэй!
ТЕТУШКА МЭЙ: Спасибо, сынок. О, какая хорошая у тебя рассада!
(Появляется богач Фу.)
БОГАЧ ФУ (тихо): И то правда... Крепкие росточки... такие и на моем поле неплохо приживутся. (Преграждает дорогу Ляню.) Погоди, парень, не торопись... Мое почтение, уважаемая вдова!
ТЕТУШКА МЭЙ (с опаской): Здравствуйте, господин Фу!
БОГАЧ ФУ (Ляню): По-моему, кто-то забыл, что брал у меня полмешка риса. Кто бы это мог быть, а?
ЛЯНЬ (оскорбленно): Я не из тех, кто забывает свои долги! Но мы же договорились — после урожая! Тетушка Мэй, подтвердите!
ТЕТУШКА МЭЙ: Да-да, я помню. Господин Фу милостиво согласился подождать.
БОГАЧ ФУ: А теперь передумал. Мои закрома тоже не бездонные.
ТЕТУШКА МЭЙ: Пожалейте сироту...
ЛЯНЬ: У меня даже лишней чашки риса — и той не наберется...
БОГАЧ ФУ (как бы размышляя): Пожалеть, говорите? Ладно, так и быть!
(Лянь с тетушкой Мэй облегченно вздыхают.)
Так и быть, отдай корзинку рассады и помни мою доброту.
ЛЯНЬ: Но... это весь мой будущий урожай!
БОГАЧ ФУ (отбирая корзинку): Мой! Мой урожай! (Уходя, лицемерно.) Надо бы взять мальчугана в работники. Не умирать же сиротке с голоду. (Уходит.)
(Лянь плачет.)
ТЕТУШКА МЭЙ: Что делать, сынок? Такая уж наша жизнь...
ЛЯНЬ: Разве это жизнь? Работаю, спины не разгибаю... Бросить бы все и уйти!
ТЕТУШКА МЭЙ: Уходи-не уходи... Бедность что горб: куда ты, туда и она...
ЛЯНЬ (убеждая сам себя и постепенно воодушевляясь): Не может быть! Нет... Ведь мир так велик! Неужели для меня не найдется более достойного места? Надо только решиться... Решиться и...
ТЕТУШКА МЭЙ: Опомнись! Куда ты пойдешь?
ЛЯНЬ: Куда?.. А хотя бы в город! В большой, красивый город...
ТЕТУШКА МЭЙ: И будешь подметать там улицы, да?
ЛЯНЬ: Лучше уж подметать улицы, чем быть вечным должником господина Фу.
ТЕТУШКА МЭЙ (задумчиво): Нет, на свадебный пир идут не за тем, чтобы поесть черствых лепешек, а в город уходят, чтобы учиться.
ЛЯНЬ: Учиться?! Да кто же будет учить меня задаром?
ТЕТУШКА МЭЙ: Что правда — то правда. Ученье, оно денег стоит. Ладно, сынок! Денег я тебе дам.
ЛЯНЬ: Что вы, что вы, тетушка Мэй! Такой дар я принять не могу...
ТЕТУШКА МЭЙ (шутливо): Тоже мне дар — три связки медных монет. Пойдем, пойдем. (Уходит, уводя за собой Ляня.)

КАРТИНА ВТОРАЯ
Праздничный город. Ночное шествие. Один за другим проносят фонари, изображающие участников дальнейших событий: Дракона, Хамелеона, Улитку. Вот фонарь, похожий на седобородого старца. И, наконец, несколько фонариков, внутри которых пляшут странные человечки, напоминающие корни. В какой-то момент Человечки выпрыгивают из фонарей и, озорно хохоча, бросаются врассыпную.
Карнавальная суматоха, мерцающий свет фонарей, веселый гул толпы — все это в сиянии полной луны видится немного призрачным, нереальным...
Появляется Лянь. Его деревенские лохмотья, да и весь облик, не вяжутся с нарядным убранством города. Лянь чувствует себя чужим, лишним, и в то же время он заворожен.
ЛЯНЬ: Вот где настоящая жизнь!
(Мимо проходят веселящиеся люди. Лянь пытается присоединиться к ним, но одни не замечают его, другие отталкивают.)
Только я здесь никому не нужен... (Встряхнувшись) Но ничего! Мы еще посмотрим... Посмотрим, кто кому будет нужен: я им или они мне!
(Появляются торговцы с музыкальными инструментами: гонгами, трещотками и т.п.)
ТОРГОВЕЦ ЛЕПЕШКАМИ:
Лепешка юяньсяо, белая, как луна,
Счастье и удачу принесет она
Сегодня, в великий праздник фонарей!
ТОРГОВЕЦ СЛАДОСТЯМИ:
Тыква танхулу, сладкая, словно мед!
Жизнь покажется слаще тому, кто хоть
ломтик в рот возьмет
Сегодня, в чудесный праздник фонарей!
ТОРГОВЕЦ ФОНАРЯМИ:
Эй, растяпа! Ты не забыл фонарь купить?
Скорей сюда, чтобы нищим не быть
Среди богатых на празднике фонарей!
(У Ляня разбегаются глаза. Ему хочется и горячих лепешек, и сладостей, но больше всего его манят фонари. Он робко протягивает руку к самому простому фонарику.)
ТОРГОВЕЦ ФОНАРЯМИ: Что, нравится?
ЛЯНЬ: Очень.
ТОРГОВЕЦ ФОНАРЯМИ: Тогда денежки плати.
ТОРГОВЕЦ ЛЕПЕШКАМИ (хихикая): Помилуйте, почтеннейший! Откуда у такого деньги?
ТОРГОВЕЦ СЛАДОСТЯМИ: Да-да, взгляните на его лохмотья... (Смеются.)
ТОРГОВЕЦ ФОНАРЯМИ: Действительно... Это я сослепу не разглядел. Иди, иди отсюда, побирушка!
ЛЯНЬ: И вовсе я не побирушка! Есть у меня деньги! Вот!
(Появляются Человечки — те самые, что выпрыгнули из фонарей. Незамеченные, они внимательно наблюдают за происходящим.)
ТОРГОВЦЫ: Надо же! Деньги есть, а фонаря нет!
— Купи фонарь, не позорься!
— И лепешку бери! Какую тебе: рисовую, пшеничную?
— Отведай райских яблочек! Слаще не найдешь!
ЛЯНЬ (которому мучительно трудно удержаться от соблазна): Нет-нет, благодарю вас... Я не могу тратить...
ТОРГОВЦЫ: А на что же тебе тогда деньги? — Он из них гирлянды делает. Монеты на веревки нанизывает и к потолку подвешивает. — Такой сопляк, а уже скряга! (Смеются.)
ЛЯНЬ (взрываясь): Кажется, я не давал вам повода оскорблять меня, почтеннейшие торговцы! Я должен учиться, а не швырять деньги на ветер.
ТОРГОВЦЫ: Ха-ха-ха! Лягушка решила взобраться на вишню! — Учиться! Тебе умыться сперва не помешало бы!
(Внезапно раздаются писклявые голоса, свист, и ватага Человечков обступает Ляня и Торговцев.)
ЧЕЛОВЕЧКИ (наперебой):
Хочу тыкву!
Хочу лепешку!
Маленьким никто не даст!
Дай фонарик!
Дай леденец!
Малышей никто не любит!
Дай мне!
И нам дай!
И мне тоже!
Банчуй!
(Дергают Торговцев за одежду, хнычут.)
ТОРГОВЦЫ: А ну, бродяжки, пошли отсюда! — Положи на место! Я кому сказал! — Брысь, брысь, черепашье отродье!
ЛЯНЬ (Торговцам): Как вам не стыдно?! Они же маленькие! меня скрягой обзывали, а сами...
ЧЕЛОВЕЧКИ (вторят ему, как эхо): Стыдно-стыдно... Мааленькие... А сами? А сами кто?
ТОРГОВЦЫ: Вот еще! Кормить всяких попрошаек! — Если ты такой добрый, угощай на свои!
ЧЕЛОВЕЧКИ: Угости! Угости! Угости!
ЛЯНЬ: И угощу! Эй, малыши! Выбирайте все, что хотите. Я за все плачу!
(Человечки, радостно вереща, налетают на лотки.)
ТОРГОВЕЦ ЛЕПЕШКАМИ: Ишь какой щедрый! А денег-то у тебя хватит?
ЛЯНЬ: С лихвой! (Показывает три связки монет.) У меня денег на целый год...
ТОРГОВЦЫ: Ну, тогда другой разговор. (Раздают лакомства и фонари Человечкам.)
ЧЕЛОВЕЧКИ (обступив Ляня): Спасибо тебе! Спасибо! Держи! (Протягивают ему какой-то предмет.)
ЛЯНЬ: Что это? Корень?.. Но зачем?
ЧЕЛОВЕЧКИ (приплясывая): Придет время — узнаешь! Придет время — узнаешь!
ТОРГОВЕЦ ЛЕПЕШКАМИ (тихо): Не мешало бы проучить этого гордеца.
ТОРГОВЕЦ СЛАДОСТЯМИ: Совершенно с вами согласен, уважаемый торговец лепешками!
ТОРГОВЕЦ ФОНАРЯМИ: Да-да, но как?
ТОРГОВЕЦ ЛЕПЕШКАМИ: Предоставьте это мне. (Ляню) Эй, благодетель! Неплохо бы расплатиться.
ЛЯНЬ: Пожалуйста! Сколько я вам должен?
ТОРГОВЕЦ ЛЕПЕШКАМИ: Да так, пустяки. Одну связочку мне, вторую — господину торговцу сладостями, а третью... третью — достопочтенному торговцу фонарями.
(Все, в том числе и торговцы, потрясены.)
ЛЯНЬ: Три связки монет? За что?
ТОРГОВЕЦ ЛЕПЕШКАМИ: Как за что? За угощенье!
ЛЯНЬ: Но вы же меня совсем без денег оставляете!
ТОРГОВЦЫ: А нам какое дело? — Плати-плати, а не то... — Голову почесать не успеешь, а уже в тюрьму попадешь!
(Отбирают у растерявшегося Ляня монеты. Человечки срываются с места, обступают Торговцев, толкают их, хватают музыкальные инструменты и устраивают настоящий кошачий концерт.)
ЧЕЛОВЕЧКИ: Сироту обидели! Сироту обидели! Сейчас мы им покажем! Сейчас мы им покажем! Ломай фонари! Ломай фонари! Банчуй!
(Они прыгают и кричат и сейчас больше похожи на маленьких демонов, чем на расшалившихся детей.)
ТОРГОВЦЫ: Да это нечисть! Оборотни! А все вы, господин торговец лепешками... (Человечки, сбившись в кучу, выкрикивают заклинание.)
ЧЕЛОВЕЧКИ:
Вольный братец!
Бешеный гуляка!
Где ты носишься?
Лети сюда!
Пора великий фонарь погасить!
Разбей его, разбей!
Банчуй!
(Налетает вихрь, такой неистовый, что Торговцы с трудом удерживаются на ногах. Лянь падает.)
ТОРГОВЦЫ: Вот тебе и праздник фонарей... — Бежим отсюда! — Посмотрите! Посмотрите на небо!
(Большое облако, будто с разбега налетает на луну. Становится темно. И, словно осколки «великого небесного фонаря», зажигаются звезды.)

КАРТИНА ТРЕТЬЯ
Светает. Торговцев с их лотками и пестрым товаром, странных Человечков, а вместе с ними и атмосферу праздника — все в буквальном смысле ветром сдуло. Остался только неподвижно лежащий на земле мальчик Лянь да пора погасших фонарей.
ЛЯНЬ (бормочет в полусне): Эй, малыши! Постойте! Я тоже... (Просыпается, растерянно) А?.. Уф, хорошо, что это был сон... (Радостно) И мои деньги на месте!.. Но... где же они? Где? (Вместо денег обнаруживает корень, который дали ему Человечки.) Корешок?! Значит, это было наяву? (После паузы) Хорошо, тогда я пойду к судье, и он их заставит вернуть мои деньги... (Смотрит на корень.) А с этим что делать?.. А, пусть валяется! (Хочет уйти.)
(Внезапно один из фонарей начинает раскачиваться.)
ФОНАРЬ (тихо, нараспев):
Выловил юноша морскую раковину.
Счел несъедобной — и волнам обратно отдал.
Так он в погоне за хлебом насущным лишился
богатства,
Ибо не знал, что в ракушке — жемчуг
бесценный.
(Обращаясь к Ляню, громко) Мальчик, ты поступил опрометчиво!
ЛЯНЬ (испуганно): Кто-то говорит со мной?
(Фонарь превращается в благообразного седобородого Старца с посохом.)
ЛЯНЬ (кланяется): Простите... Я не заметил, как вы подошли.
СТАРЕЦ: О-хо-хо! Как неблагоразумны молодые люди, когда швыряются тем, чему не знают цены... (Поднимает корень.) Возьми!
ЛЯНЬ: Но... что мне с ним делать?
СТАРЕЦ: Придет время — узнаешь.
ЛЯНЬ. Я уже слышал эти слова. Сегодня ночью.
СТАРЕЦ (с усмешкой): Возможно, очень возможно. Каких только чудес не бывает в праздник фонарей!
ЛЯНЬ: Хороши чудеса!.. Да, я хотел спросить... Вы не знаете, как мне найти судью?
СТАРЕЦ: Отчего же не знаю? Знаю. Только не стоит к нему ходить. Торговцы всегда отговорятся, а не отговорятся, так откупятся.
ЛЯНЬ (потрясенно): Откуда вам известно про торговцев?
СТАРЕЦ: О-хо-хо, Лянь-сирота, мне многое про тебя известно. И что в деревне тебе стало невмоготу, и что пришел ты в город учиться.
ЛЯНЬ: Теперь учиться не на что...
СТАРЕЦ: Забудь про истраченные деньги. Человек — вот живое богатство. Ты добрый мальчик, и я хочу тебе помочь. Идем со мной. (Видя нерешительность Ляня, лукаво) Или ты боишься меня?
ЛЯНЬ: Мужчины в нашем роду никогда не были трусами!
(Уходят. Как только они исчезают, второй фонарь превращается в Дракона.)
ДРАКОН: Так вот кого они выбрали! Ну что ж... Появляется надежда. Мальчишка доверчив и горделив. А на этом легко играть.
(Уползает, что довольно странно, потому что у него есть крылья, и он мог бы и улететь.)

КАРТИНА ЧЕТВЕРТАЯ
Сумерки. Горы вырастают на пути идущих — Старца и Ляня. Старец шагает бодро, Лянь же совсем изнурен.
ЛЯНЬ: Какая длинная, какая бесконечная дорога!
СТАРЕЦ: О-хо-хо, мой мальчик. У тебя слишком быстро кончилось терпение, поэтому дорога и кажется тебе бесконечной. Ну-ну, не отчаивайся, мы уже дома. Видишь эту белую скалу?
ЛЯНЬ: Скалу? Но ведь это не дом!
СТАРЕЦ (назидательно): Когда силы уже на исходе, А дом еще далеко, Любой закуток может домом стать, Лишь бы в нем был покой.
(Дотрагивается посохом до скалы, и она раскрывается.)
СТАРЕЦ: Не пугайся, тебе предстоит увидеть еще много чудесного. Знай, что ты попал к Повелителю трав и корней.
(Из раскрытой скалы выглядывают
ЧЕЛОВЕЧКИ: Приплясывают и наперебой выкрикивают: «Банчуй! Банчуй»)
СТАРЕЦ: Ну вот, братцы Банчуй, я и привел вашего избранника. (Ляню) Ты станешь моим учеником, Лянь-сирота. Будь же прилежен и терпелив, и тебе откроются многие тайны.
ЛЯНЬ: Тайны? Мне? (Гордо) Я знал, я верил, что в конце концов попаду в достойное место!
СТАРЕЦ (лукаво): О-хо-хо, мой мальчик... Главное — самому оказаться достойным, а место найдется... Входи!

КАРТИНА ПЯТАЯ
Лянь проходит ученье у Старца: собирает травы, копает коренья и т.п. Вначале он воодушевлен, работает с энтузиазмом, но постепенно пыл его угасает.
И вот приближается новая весна. Лянь сидит с книгой у раскрытой Белой скалы, откуда доносится веселый гомон Человечков.
ЛЯНЬ (бормочет): Трава гуалоу врачует головную боль. Ее следует собирать... Эх, изо дня в день одно и то же: трава гуалоу, корень дань-шень... Тоже мне великие тайны! (Захлопывает книгу) Братцы Банчуй! Идите сюда!
(Из скалы высыпают Человечки, кружатся в хороводе и поют.)
ЧЕЛОВЕЧКИ:
Вольный братец Ветер!
Бешеный гуляка!
Где же тебя носит?
Скорей лети сюда!
Матушка Зима,
Седая госпожа,
Устала-притомилась.
Кто ее проводит,
если тебя нет?
(Лянь радостно подпевает Человечкам. Поднявшийся ветер сметает последний снег.)
ЛЯНЬ: И как это у вас получается, братцы Банчуй?
ЧЕЛОВЕЧКИ
(продолжая свой танец, поют):
Эй, весенний дождь!
Братец наш капризный!
Ты согрей слезами ледяную землю.
Пусть она очнется,
Пусть она задышит.
Кто ее разбудит, если тебя нет?
(Проливается дождь, выглядывает солнце, а на дикой сливе распускаются цветы.)
ЛЯНЬ: Вот бы и мне так научиться!
(Внезапно солнце закрывается облаком, которое превращается в Старца. Веселье стихает. Братцы Банчуй прячутся в скалу.)
СТАРЕЦ: Я вижу, ты не теряешь времени даром, Лянь-сирота.
ЛЯНЬ (хватаясь за книгу): Но... Я целых полдня не отрывался от книги! Я...
СТАРЕЦ: О-хо-хо, мой мальчик. Тысячи дней мало, чтобы постичь хорошее. Одного дня достаточно, чтобы научиться дурному. Ты слышишь?
ЛЯНЬ (со вздохом): Слышу.
СТАРЕЦ: Я должен отлучиться до вечера, а ты пока накопай целебных корешков. (Дотрагивается до скалы, и она закрывается.)
ЛЯНЬ: А... братцы Банчуй?.. Разве им нельзя побыть со мной?
СТАРЕЦ: Если будет нужно, они придут к тебе на помощь. Но только если будет нужно. Ты не забыл, как их позвать?
(Из-за скалы выглядывает Дракон.)
ЛЯНЬ: Надо сказать...
СТАРЕЦ: Тсс! (Оглядывается.)
(Дракон исчезает.)
СТАРЕЦ: Заклинание можно произносить только шепотом. Помни о Земляном Драконе!
ЛЯНЬ: Но почему он охотится за братцами Банчуй? Вы обещали мне рассказать...
СТАРЕЦ (глядя на небо): Только не сейчас, мой мальчик. Я должен успеть, пока не утих добрый юго-западный ветер! (Снова превращается в облако и улетает.)
ГОЛОС СТАРЦА: Придет время — узнаешь...
ЛЯНЬ (обиженно): Вы уже давно так говорите...
ГОЛОС СТАРЦА: Ты слишком нетерпелив, мой мальчик. Терпение... Главное — терпение...

КАРТИНА ШЕСТАЯ
ЛЯНЬ (один): Терпение... Только и слышишь — терпение... А я-то думал: повезло, к волшебнику попал... «Придет время — узнаешь... » Ну почему? Почему он мне не доверяет?
(Говоря это, все-таки копает коренья.)
ДРАКОН (превращаясь в чернобородого мужчину в пышном императорском одеянии и вырастая перед мальчиком.) Действительно, почему, достойнейший Лянь?
(Лянь испуганно пятится.)
Не бойся, я пришел к тебе с самыми добрыми намерениями.
ЛЯНЬ: Я не боюсь, но... кто вы?
ДРАКОН: Я тот, кому открыты все тайны мира — великий император подземного царства. Я давно наблюдаю за тобой и весьма огорчен, что такой достойный юноша попал в коварные сети обманщика.
ЛЯНЬ: Не понимаю... О чем вы?
ДРАКОН: Ну-ну, полно... Пора признаться: тебя обвели вокруг пальца, как последнего деревенского простачка. (Не давая Ляню возразить.) Сколько ты уже торчишь в этой пещере? Год? (Насмешливо) И многому тебя за это время научили?
ЛЯНЬ: Ну... я теперь знаю свойства целебных трав...
ДРАКОН: Запомни! Истинную ценность представляют только тайные знания. А хоть одну тайну он тебе открыл? Может, ты умеешь превращаться в облако или отворять скалу? (Лянь опускает голову.) Старик обманул тебя. Ему просто нужен даровой работник.
ЛЯНЬ (в смятении): Не верю... Он не такой, как богач Фу...
ДРАКОН (нарочито небрежно): Как знаешь... Мой долг тебя предупредить. (Вкрадчиво) Но ты достоин гораздо большего. (Еще вкрадчивей) В моем дворце ты познал бы истинное учение и подлинные тайны.
(Лянь мнется, не зная, на что решиться.)
ДРАКОН: Идем! Я ведь приглашаю тебя только в гости!
ЛЯНЬ: Признаться, я и не мечтал побывать в настоящем дворце. Но...
ДРАКОН: Клянусь, не успеет солнце воссесть на свой западный трон, как ты вновь окажешься у подножья Белой скалы!
(Хватает за руку Ляня, и они проваливаются под землю.)

КОНЕЦ ПЕРВОГО ДЕЙСТВИЯ

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

КАРТИНА СЕДЬМАЯ
Темное подземелье. Хамелеон торопливо с помощью какой-то бутафории придает ему облик дворца.
ХАМЕЛЕОН: Так... Чудесно... Только бы старуха не подвела! (Краснея от злости) Опять дрыхнет, скорлупа безмозглая!
УЛИТКА (высовываясь, сонно): А? Вы меня звали, господин Ха?
ХАМЕЛЕОН (становясь нежно-розовым, елейным голосом): Умнейшая, почтеннейшая госпожа У! Умоляю вас, только не засните!
УЛИТКА (капризно): А господин Дракон назначит меня первой придворной дамой?
ХАМЕЛЕОН: Непременно, всенепременно! И первой придворной дамой, и первой красавицей! (Чернея, в сторону тоном угрозы) Уж я об этом позабочусь...
(Слышатся шаги.)
ХАМЕЛЕОН: Тсс... И не забудьте слова! (Отступает к стене и сливается с ней, делаясь невидимым.)
(Улитка, кряхтя, прячется в раковину. Появляется Дракон и Лянь.)
ДРАКОН: Приветствую тебя, достойнейший Лянь, в моем подземном царстве! Не правда ли, великолепно?
ЛЯНЬ (неуверенно): Да... Но здесь так темно...
ДРАКОН: Ничего, со временем твои глаза привыкнут к темноте, и ты увидишь!.. (Указывает на несуществующие предметы.) Вот белые нефритовые колонны... А это — стены из драгоценной яшмы...
ЛЯНЬ (заворожено): Из яшмы... Эх, поскорей бы мои глаза привыкли к темноте!.. Но... где же ваши придворные?
(Улитка высовывает голову, но Хамелеон дает ей затрещину, и она опять прячется в раковину.)
ДРАКОН: Придворные? Да кто где... Расползлись...
ЛЯНЬ: Как расползлись?
ДРАКОН: Ха-ха-ха! Я хотел сказать — разбрелись... Разбрелись по моим приказаниями... (Поспешно) Ты, наверное, голоден. Не желаешь ли подкрепиться?
ЛЯНЬ: Благодарю вас, но... (Недоуменно оглядывается.)
(Дракон хлопает в ладоши, и Хамелеон, оставаясь незамеченным, подает различные яства. Со стороны же кажется, что блюда и тарелки возникают из пустоты и движутся сами собой.)
ЛЯНЬ: Необыкновенно!
ДРАКОН: Хочешь так научиться?
ЛЯНЬ: А это возможно?
ДРАКОН: Тебе — конечно! (Придумывая на ходу) Надо хлопнуть в ладоши и сказать: «Ай-о! Ай-о! Ха-ле-он-ме».
(Лянь вторит Дракону. Появляется еще одна тарелка с едой.)
ЛЯНЬ: Вот это я понимаю — чудо! Никогда голодным не останешься. (Радостно смеется, произносит «заклинание» еще раз, потом еще.)
(Наконец Хамелеон, улучив удобный момент, шепчет Дракону.)
ХАМЕЛЕОН: Еда на исходе, повелитель.
ДРАКОН (кивает и торопливо обращается к Ляню): Ну, будем считать, что этот урок ты усвоил. А теперь... Видишь камень, вон там? (Показывает на Улитку.)
ЛЯНЬ: Какой странный... Похож на раковину... (Хочет подойти.)
ДРАКОН: Нет-нет, приближаться к нему нельзя! Этот волшебный камень умеет предсказывать будущее.
ЛЯНЬ (с замиранием): А мне... он может предсказать?
ДРАКОН: Почему бы и нет? (Обращаясь к мнимому камню): О ты, читающий прошлое и грядущее, словно открытую книгу! Поведай, что ждет впереди славного юношу Ляня!
(Однако в ответ раздается лишь мерное посапывание спящей Улитки.)
ЛЯНЬ (недоуменно): Молчит...
ДРАКОН (как бы спохватываясь): Ах да! Совсем забыл. Человек, которому предсказывают будущее, не должен смотреть на камень, пока тот не заговорит. Отвернись!
(Едва Лянь отворачивается, Хамелеон со всего размаху шлепает Улитку по раковине.)
ДРАКОН (тоном угрозы): Ну ты! Читающий прошлое и грядущее, словно...
УЛИТКА (бормочет): Ой, не забыть бы! Значит, так...
Лянь-сирота деревню родную покинул и в город
В поисках счастья ушел...
ЛЯНЬ: Все знает!
ДРАКОН: Я же говорил...
УЛИТКА: ... счастья ушел, но... как там... но...
ДРАКОН: Но пока не нашел, не так ли?
УЛИТКА: Так! Так! Не нашел!
(Тараторит, боясь вновь позабыть.)
В жизни займешь ты достойное место,
Станешь счастливее всех в Поднебесной,
Если откроешь великую тайну
Маленьких братцев Банчуй!
Уф! (Облегченно вздыхает.)
(Дракон и Хамелеон — тоже.)
ЛЯНЬ: Тайну маленьких братцев Банчуй!.. Значит, я на верном пути! Как раз сегодня учитель обещал рассказать о них...
ДРАКОН: Ха! Да ты состаришься, дожидаясь, пока он выполнит свое обещание!
ЛЯНЬ: Но как же быть?
ДРАКОН (осторожно): Волшебный камень, конечно, разгадал бы тайну этих Банчуй, если бы они предстали перед ним. (Злобно) Но старик надежно прячет свое богатство.
ЛЯНЬ (радостно): Я знаю, как их вызвать! Только...
ДРАКОН: Что?
ЛЯНЬ: Заклинание может услышать Земляной Дракон.
ДРАКОН: Да это вымысел! Драконы бывают морские, небесные... А земляной... Чепуха!
ЛЯНЬ: Правда?
ДРАКОН: Уверяю тебя. И потом... Я могу уйти, и тогда тебя вообще никто не услышит. (Делает вид, что уходит.)
ЛЯНЬ: Да, глупо упускать такую возможность! (Что-то тихо шепчет, и с визгом, хихиканьем и радостными криками появляются Человечки. Внезапно один из Человечков замечает Дракона.)
ДРАКОН: Я вижу, вы меня узнали, братцы Банчуй! (Кидается к Человечкам, запихивает их в мешок.) Теперь вы будете жить здесь!
ХАМЕЛЕОН, УЛИТКА (помогая ему): Уютная норка! Чувствуйте себя, как дома!
ЛЯНЬ: Что вы делаете? Зачем?
ДРАКОН: Ха-ха-ха! Чудес ему захотелось! (Превращается в Дракона, хохочет.) Вон отсюда, болван деревенский!

КАРТИНА ВОСЬМАЯ
У Белой скалы. Вечер. Слышится голос Старца.
ГОЛОС СТАРЦА: Лянь! Где ты, мой мальчик?
(Появляется перепуганный Лянь.)
ЛЯНЬ (лепечет, всхлипывая): Я расскажу ему... Он что-нибудь придумает... Я же не знал... не знал...
(Опять слышится голос Старца.)
ЛЯНЬ: Идет... Нет-нет, я не могу показаться ему на глаза! Не могу, не могу, не могу... (Пятясь, исчезает.)
СТАРЕЦ (выходя): О-хо-хо, время бежит, словно быстроногий заяц... Как бы мальчуган не заблудился в горах... Братцы Банчуй! Отправляйтесь-ка на поиски нашего Ляня. (Отворяет пещеру.) Братцы Банчуй (Потрясенно) О небо! Какое несчастье! Какое страшное несчастье!
(Ночь обрушивается на горы черной лавиной, но и в темноте виден скорбный силуэт Старца, застывшего в тягостном раздумье.)

КАРТИНА ДЕВЯТАЯ
Деревня Ляня. Однако теперь тот же самый пейзаж выглядит иначе: мрачно, зловеще. Появляется Крестьянин. Останавливается у фанзы Тетушки Мэй.
КРЕСТЬЯНИН: Доброе утро, соседка! Как вам, полегче сегодня?
ТЕТУШКА МЭЙ: Ох, уважаемый сосед! Худо мне, худо...
КРЕСТЬЯНИН: Только бы лихорадить вас не начало. В соседней провинции от этой проклятой лихорадки уже двенадцать деревень вымерло.
ТЕТУШКА МЭЙ: Горе мне, горе! И за что только небеса насылают на людей такие страшные болезни?!
КРЕСТЬЯНИН: Эх, соседка, что сетовать понапрасну? Схожу-ка лучше в город за лекарем.
ТЕТУШКА МЭЙ: Пустое, сосед! Ни один лекарь не потащится в нашу глушь накануне праздника фонарей.
КРЕСТЬЯНИН: Кому сейчас до праздников, соседка? (Хочет уйти.)
ТЕТУШКА МЭЙ: Постойте, почтенный сосед. Если вдруг в городе вам повстречается Лянь-сирота... вы уж скажите ему, что я... очень хотела бы его повидать.
КРЕСТЬЯНИН: Обязательно передам. (Уходит.)
(Появляется Лянь. Вид у него жалкий и понурый.)
ЛЯНЬ: Вот я и дома. Что ж, завтра наймусь в батраки к богачу Фу. Больше я ни на что не годен. (Замечает Тетушку Мэй, которая без сил опустилась на землю.) Тетушка Мэй! Что с вами?
ТЕТУШКА МЭЙ: Спасибо, сынок, что пришел проститься со старухой. Теперь я умру спокойно.
ЛЯНЬ: Что вы, что вы, не говорите так! Я вылечу вас. Ведь я изучил свойства стольких целебных трав!
ТЕТУШКА МЭЙ: Ах, сынок! Сразу видно, что ты давно не был в наших краях. От этой злой болезни нет лекарства.
ЛЯНЬ: Так не бывает! Мой учитель говорил, что через любую реку можно навести переправу, и от любой болезни можно найти лекарство.
ТЕТУШКА МЭЙ: Я вижу, мудрый человек был твоим учителем. (Лянь опускает голову.)
ТЕТУШКА МЭЙ: Царь всех корней, всесильный жень-шень — только он мог бы мне помочь. (Вздыхая) Но, видно, обидели мы чем-то веселых братцев Банчуй, вот они и покинули нас.
ЛЯНЬ: Что??? Вы сказали — братцы Банчуй???
ТЕТУШКА МЭЙ: Да, так зовутся духи жень-шеня. Это они помогают людям найти волшебный корень. Слабому он дает силу, больному — здоровье, а умирающему — жизнь.
ЛЯНЬ: Так вот почему Земляной Дракон охотился за ними! Как же я раньше не догадался! Сейчас! (Что-то торопливо ищет.) Сейчас! Вот он... (Вынимает корешок.) «Придет время — узнаешь...» Да, теперь я знаю, что подарили мне братцы Банчуй на празднике фонарей.
ТЕТУШКА МЭЙ: Быть не может... Жень-шень! (Поспешно) Так что ж ты стоишь? Ступай в город и побыстрее!
ЛЯНЬ: Зачем?
ТЕТУШКА МЭЙ: Дворец, весь из золота и слоновой кости, тысяча слуг и пять провинций в придачу — вот что обещано за корень жень-шеня!
ЛЯНЬ: Но...
ТЕТУШКА МЭЙ: Я уже старуха, все равно долго не проживу, а твоя жизнь только начинается. Даже богач Фу — и тот приползет к тебе на брюхе!
ЛЯНЬ (смеется): Да у него брюхо как перезрелая тыква! На таком далеко не уползешь! (Решительно) Нет, тетушка Мэй! Я не из тех, кто забывает свои долги!
ТЕТУШКА МЭЙ: И не вздумай, сынок, отказываться от такого богатства!
ЛЯНЬ: Мой учитель говорил: «Человек — вот живое богатство.» (Вздохнув) Хоть один его завет я исполню. Пойдемте.

КАРТИНА ДЕСЯТАЯ
Ночь. Лянь выходит из фанзы Тетушки Мэй. Светит луна.
ЛЯНЬ: А жень-шень... он и вправду волшебный... Болезнь как рукой сняло!.. Что я натворил! Скольких людей мог бы спасти чудесный корень, а теперь... Я должен освободить братцев Банчуй. Обязательно должен!
(Внезапно луна вспыхивает, и в лунном свете, как видение, появляется фигура Старца.)
ЛЯНЬ: Учитель?
СТАРЕЦ: Ты сделал правильный выбор, Лянь-сирота. Только так ты можешь искупить свою вину. А теперь слушай и запоминай. Земляного Дракона тебе не одолеть, но перехитрить его ты можешь. Однако торопись, ибо, как сказано в гадательной «Книге Перемен»: «Благоприятны стойкость и отвага в день Великого праздника фонарей».
ЛЯНЬ (шепчет, запоминая): Благоприятны стойкость и отвага... Не одолеть, но перехитрить... (Вслух) Но почему Земляного Дракона нельзя одолеть, учитель?
СТАРЕЦ: Потому что он злой оборотень.
ЛЯНЬ: Но ведь и оборотня можно победить.
СТАРЕЦ: О-хо-хо, мой мальчик... Для этого надо разгадать его тайну, понять, кто же он на самом деле...
ЛЯНЬ: А в «Книге Перемен» ничего не говорится о тайне Земляного Дракона?
СТАРЕЦ: Только одна загадочная фраза: «Тайна Земляного Дракона в его пасти.» Но лучше тебе не заглядывать в его пасть. Прощай!
ЛЯНЬ: А как перехитрить Земляного Дракона, учитель?.. Исчез...
(Внезапно откуда-то сверху падает большая тыква и раскрывается подобно цветку. В середке тыквы что-то блестит.)
ЛЯНЬ: Что это? (Радостно) Фонарь! Теперь мне никакое подземелье не страшно... А это зачем? Гонг, флейта, трещотка... (Припоминая) Такие же были у торговцев на празднике фонарей... На празднике фонарей?.. Понял! Учитель, я понял! (Бежит к фанзам, стучится.) Соседи! Пожалуйста, пожалуйста, проснитесь! Вы должны мне помочь!

КАРТИНА ОДИННАДЦАТАЯ
В подземелье Дракон, Хамелеон и Улитка.
ДРАКОН (прислушиваясь, с восторгом): Какая мертва тишина! А ведь сегодня шумный праздник... (Иронически вздыхает.) Но великая болезнь сделала свое дело, и шуметь больше некому.
ХАМЕЛЕОН: Счастье! Счастье! Скоро эти гадкие двуногие вымрут все до единого!
ДРАКОН: Безлюдный мир — вот моя мечта! А мы, которые вечно прятались по своим норам, наконец-то выползем на свет...
ХАМЕЛЕОН (переливаясь всеми цветами радуги): Я стану первым придворным министром!
УЛИТКА: А я первой придворной дамой и первой красавицей!
ДРАКОН (раздуваясь): Ну, а я займу императорский дворец и стану...
ХАМЕЛЕОН, УЛИТКА (хором): Неустрашимым, несокрушимым, непобедимым властелином Поднебесной!
(Появляется Лянь. Одновременно откуда-то сверху раздаются громкие, пронзительные звуки гонгов, трещоток и проч. Слышатся выкрики: «Праздник фонарей! Праздник фонарей!»)
ДРАКОН (не замечая Ляня): Что-о?? Праздник фонарей?? Лживые твари! Вы же уверяли меня, что город вымер!
ХАМЕЛЕОН (меняет окраску под цвет стен и делается невидимым): Я тут ни при чем... Это все она... Она!
УЛИТКА: Неправда! Не верьте ему, господин Дракон! (На всякий случай прячется в раковину.) Лгун! Клеветник! Лицемер!
ДРАКОН: Ладно, сейчас не время сводить счеты. Наверх! (Уползают.)
ЛЯНЬ: Почему он не летает? У него же есть крылья! Никак не могу понять, на кого он похож... (Зажигает фонарь.) Братцы Банчуй!
(Тишина. Лянь оглядывается.)
ЛЯНЬ: Ха! «Стены из драгоценной яшмы...» В темноте и крысиную нору можно выдать за дворец. (Кричит.) Братцы Банчуй! Не бойтесь, это я, Лянь-сирота...
(Из дальнего угла доносится слабый писк. Лянь освобождает Человечков.)
ЛЯНЬ: Простите меня, братцы Банчуй! Я... (Раздается шум.) Слышите? Он возвращается! Туда, туда! (Указывает им выход.) Скорее!
ЧЕЛОВЕЧКИ: А ты? А ты?
ЛЯНЬ: Я задержу его. Торопитесь!
(Человечки убегают. Появляются Дракон, Хамелеон и Улитка.)
ДРАКОН: Странно, очень странно... Не могло же нам троим померещиться! (Замечает Ляня.) О, да у нас гость? Незваный?!
ХАМЕЛЕОН: Неслыханнейшая дерзость!
УЛИТКА: Меня, кажется, нет... (Прячет голову в раковину и уползает.)
ЛЯНЬ (преувеличенно-почтительно): О, владыка Поднебесной! Всемогущий властелин мира! Позволь передать тебе слова моего учителя.
ДРАКОН: Учитель! Жалкий старикашка... Что ему нужно?
ЛЯНЬ: Он... он просится к тебе услужение. Ты победил его.
ДРАКОН: Ха-ха-ха! Глупец! Зачем он мне? Теперь, когда духи жень-шеня в моей власти... Иди отсюда! Нам не о чем говорить.
(Но уйти Лянь не успевает, потому что раздается истошный вопль Улитки.)
УЛИТКА: Украли! Удрали!
(Лянь пытается бежать, но Улитка и Хамелеон преграждают ему путь. Дракон ударяет хвостом, и выходы из подземелья оказываются перекрытыми.)
ДРАКОН: Так вот зачем ты здесь, маленький негодяй!
ЛЯНЬ: А ты думал, я и вправду пришел к тебе на поклон? «Император»! Все у тебя фальшивое! Все ненастоящее!
ДРАКОН (ползет к Ляню): Ничего... Зато пасть у меня настоящая...
(Лянь пятится назад, но Хамелеон и Улитка держат его.)
ЛЯНЬ: И все-таки я перехитрил тебя...
ДРАКОН (бросаясь на мальчика): Врешь! Духам жень-шеня никуда от меня не деться!
ЛЯНЬ (борясь с Драконом): Еще чего! Ты так и будешь прозябать в свое норе и мечтать о могуществе... Подлый, трусливый оборотень, притворившийся драконом!
ДРАКОН: Сейчас ты умолкнешь навсегда! (Разевает пасть. Кажется, что он вот-вот проглотит мальчика.)
ЛЯНЬ (вырывается и неожиданно громко смеется): Что-о? Да у тебя даже зубов нет? Знаю! Я знаю, кто ты на самом деле! (Торопливо перечисляет.) Ползает, в земле живет, беззубый... Да ты же...
ДРАКОН (сдуваясь, как будто из него выпустили воздух): Замолчи...
ЛЯНЬ: Ты сам говорил, что земляных драконов не бывает. Помнишь?
ДРАКОН: Это я нарочно, чтобы сбить тебя с толку...
ЛЯНЬ (не слушая): Правильно! Не бывает! Земляные бывают не драконы, а...
ДРАКОН: Молчи!..
ЛЯНЬ: Вот в чем твоя тайна! Ты червяк! Жалкий, ничтожный земляной червяк!
(Эхо подхватывает его слова. Дракон превращается в червяка. Хамелеон и Улитка с испуганными криками бросаются наутек, подземное царство исчезает, как наваждение, и Лянь оказывается у подножья Белой скалы.)

КАРТИНА ДВЕНАДЦАТАЯ
Вдалеке звучит музыка, мелькают горящие фонари, слышатся отголоски смеха, обрывки радостных возгласов. Скала раскрывается, и из нее выходит Старец.
ЛЯНЬ: Учитель! Я разгадал тайну Земляного Дракона. Он был ничтожен и жалок, но хотел казаться могущественным, оттого и раздулся. Чтобы других в своем могуществе убедить.
СТАРЕЦ (лукаво): И занять достойное место? Но ведь и ты стремился к тому же, мой мальчик.
(Лянь опускает голову.)
СТАРЕЦ: А что я тебе говорил, помнишь?
ЛЯНЬ: Да. «Главное — самому оказаться достойным, а место найдется.» И оно нашлось!
СТАРЕЦ: Вот как?
ЛЯНЬ: Да! Я буду исцелять больных. Я мечтал о чудесах и тайнах, но оказалось, что возвращать людям жизнь — это и есть величайшее из чудес.
СТАРЕЦ: Я рад, что не ошибся в тебе — новом Повелителе Трав и Корней. Возьми! (Протягивает Ляню свой посох и начинает медленно удаляться, как бы плывя по воздуху.)
ЛЯНЬ: Вы уходите? Но... куда, учитель?
СТАРЕЦ (лукаво и немного печально): Придет время — узнаешь...
ЛЯНЬ: Учитель! Учитель! Не оставляйте меня одного!
СТАРЕЦ (уже издали): Но разве ты один? А братцы Банчуй? Произнеси заклинание — и они появятся. Ты не забыл его?
ЛЯНЬ:
Солнце — золотой ворон,
И луна — яшмовый заяц,
И ты, Луань, птица надежды!
Не оставьте меня сиротой.
Братьев мне дайте,
Братьев,
Маленьких братцев Банчуй.
(С возгласами: «Братец! Мы здесь! Мы с тобой!» появляются Человечки. Старец, превратившись в осенний лист, улетает, а Лянь, облаченный в одеяние своего Учителя, стоит у подножья Белой скалы. Огни маячат все ближе, и вот уже горы опоясаны гирляндами праздничных фонариков, и радостная толпа почтительно приветствует нового Повелителя Трав и Корней.)

КОНЕЦ

nbsp;одолеть, но

         




НАШИ ПАРТНЕРЫ
Яндекс.Метрика